Ученики и последователи

Аверина Светлана Андреевна

Кандидат филологических наук, доцент. Санкт-Петербург

В качестве кого я училась у В.В. Колесова? Краткий ответ: студентка, дипломантка, аспирантка – должен быть прокомментирован, потому что за этим стоит особая история моего «ученичества». Сначала я обучалась у Владимира Викторовича, будучи студенткой (т.е. слушая его лекции и посещая семинарские занятия, как и другие студенты) русского отделения филологического факультета ЛГУ. Дипломанткой Владимира Викторовича я была фактически, но не юридически. Поскольку в тот момент времени мой научный руководитель, профессор М.А. Соколова по состоянию здоровья не могла осуществлять научное руководство дипломной работой, эту обязанность взял на себя Владимир Викторович, что было вполне логично, потому что тема и направление дипломной работы были определены (по просьбе самой М.А. Соколовой) именно Владимиром Викторовичем.

После окончания университета, когда при кафедре русского языка вновь (после долгого перерыва) была открыта целевая аспирантура, Владимир Викторович предложил мне поступать в аспирантуру и сказал, что будет моим научным руководителем. Так я стала аспиранткой Владимира Викторовича (первой аспиранткой). Под его руководством была написана и защищена затем кандидатская диссертация по истории языка.

Дальнейшее «ученичество» проходило уже в качестве коллеги на кафедре русского языка под руководством Владимира Викторовича как заведующего кафедрой и в диссертационных советах под его председательством.

Владимир Викторович для меня дорогой учитель, выдающийся ученый и потрясающий человек. Как подарок судьбы воспринимаю долгие годы (более полувека!) общения с ним, что, естественно, не могло не оказать влияния на всю мою жизнь.

Чему я научилась у Владимира Викторовича? Совершенно искренне говорю: практически всему, что знаю и могу делать в профессии (научно и педагогически). Кроме того, Владимир Викторович во многом и очень существенно повлиял на формирование основополагающих жизненных установок. Так, многое в моей дальнейшей жизни определилось тем, что и как говорил и делал Владимир Викторович.

«Научное воспитание» Владимира Викторовича было особым. Оказывая влияние на выбор исследовательского направления, формирования научных взглядов, он никогда не подавлял, вполне понимая характер, склонности и возможности другого человека. Хорошим подтверждением этому является разнообразие аспектов научной деятельности его многочисленных учеников.

Невозможно отрицать, что на его трудах выросли многие и многие. Сила воздействия личности Владимира Викторовича такова, что и сейчас, спустя годы, его труды несут особый эмоциональный заряд. Для меня (уверена, как и для большинства из нас) это поистине настольные книги.

Алексеев Александр Валерьевич

Кандидат филологических наук, доцент. МГПУ, ПСТГУ (Москва)

С Владимиром Викторовичем я познакомился через его книги. На третьем курсе университета я писал курсовую работу по знаменитой монографии В.В. Колесова «Мир человека в слове Древней Руси». Эта книга стала для меня образцом научного стиля, показала, какой должна быть историческая лексикология: тайны и глубины смысла скрываются в обычных словах. Когда появилась возможность лично пообщаться с Владимиром Викторовичем, я уже защитил кандидатскую диссертацию и начинал работу над собственной монографией. Для меня было большой радостью выступать на одной секции с В.В. Колесовым, обмениваться репликами с тем, кого я задолго до того считал своим заочным учителем. И главным моим впечатлением всё так же оставалось и остается ощущение интеллектуального волшебства. Когда в простом укрывается сложность, а сложная при первом знакомстве мысль оказывается после неспешного осмысления простой и точной, подтверждает то, о чем думал прежде, и направляет будущие поиски.

Бастриков Алексей Васильевич

Кандидат филологических наук, доцент, Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, Институт филологии и межкультурной коммуникации Казанского (Приволжского) федерального университета. Казань

Ученая степень – кандидат филологических наук, учёное звание – доцент, Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, должность – доцент кафедры русского языка как иностранного Высшей школы русского языка и межкультурной коммуникации имени И.А. Бодуэна де Куртенэ Института филологии и межкультурной коммуникации Казанского (Приволжского) федерального университета.

С 1979 по 1983 гг. – студент филологического факультета Ленинградского государственного университета (научный руководитель – проф. Колесов В.В.).

С 1985 по 1989 гг. – аспирант филологического факультета Ленинградского государственного университета (научный руководитель – проф. Колесов В.В.), защитил кандидатскую диссертацию под его руководством (по специальности 10.02.01 – Русский язык) на тему «Изменение значений слов с морально-этической семантикой в русском литературном языке XVIII века».

У Владимира Викторовича Колесова научился системности в изучении языковых явлений, внимательному отношению к духовным ценностям русского народа, способности видеть, как в языковом знаке отражается культура и традиции, а также поведению в академической среде и уважительному отношению к личности. Владимир Викторович для меня всегда был и остается образцом Ученого, Учителя, Человека.

На всем протяжении научной и педагогической деятельности я старался претворять идеи В.В. Колесова в жизнь:

писал научные статьи и учебные пособия по лингвокультурологии, языковой картине мира, русской ментальности, социолингвистическим аспектам изучения современного русского языка, отражению русской ментальности в словесном знаке;

руководил выпускными квалификационными работами специалистов и бакалавров, магистерскими диссертациями, посвященными проблемам семантики, языка и культуры, языковой личности, вопросам исторической и современной лексикологии и др.;

разработал и веду дисциплины «Лексикология русского языка», «Языковая картина мира», «Лингвокультурология в аспекте РКИ», «Экранизация русской классики», «Ключевые тексты русской культуры», «Прецедентные тексты русской культуры», «Социолингвистика. Этнолингвистика», «Русский язык и культура речи».

Включаю в свою профессиональную деятельность материалы монографий и словарей:

  • Колесов В.В. Мир человека в слове Древней Руси. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1986. – 312 с.
  • Колесов В.В. «Жизнь происходит от слова…». – СПб.: Златоуст, 1999. – 368 с.
  • Колесов В.В. Философия русского слова. – СПб.: ЮНА, 2002. – 448 с.
  • Колесов В.В. Русская ментальность в языке и тексте. – СПб.: Петербургское востоковедение, 2007. – 624 с.
  • Колесов В.В. Древнерусская цивилизация. Наследие в слове / Словоуказатель – Н.В.Колесова / Отв. ред. О.А. Платонов. – М.: Институт русской цивилизации, 2014. – 1120 с.
  • Колесов В.В., Колесова Д.В., Харитонов А.А. Словарь русской ментальности. В 2 т. – С.-Петербург: Златоуст, 2014.

Гаврилова Марина Владимировна

Доктор филологических наук, доцент, Санкт-Петербург

Владимир Викторович открыл мне мир филологической науки. Он был научным руководителем моей первой курсовой работы и научным консультантом докторской диссертации. Я благодарна Владимиру Викторовичу за мудрое наставничество.

Считаю важным делом познакомить студентов с трудами профессора Колесова о русской ментальности.

Гермогенова Ирина Николаевна

Главный специалист по научно-экспертной работе ГАУ РС (Я) «Центр стратегических исследований при Главе Республики Саха (Якутия)»

Училась в очной аспирантуре на кафедре русского языка СПбГУ в 2000-2003 гг. Научный руководитель – профессор, д.ф.н. В.В. Колесов. Тема диссертации на соискание ученой степени к.ф.н. «Трансформация древнерусских переводных изречений в пословицы и поговорки». Ученая степень кандидата филологических наук была присуждена в 2007 г.

Живу и работаю в г. Якутске. Тема научных интересов – судебные лингвистические экспертизы.

Владимир Викторович для меня был и остается самым светлым, благодушным, мудрым человеком. После встреч с ним, в том числе у него дома на Черной речке, в Старом Петергофе, чувствовала себя окрыленной, мною овладевало непреодолимое желание осваивать профессию, учиться, писать, он относился к тем людям, пообщавшись с которыми, испытываешь радость. Помощь Владимира Викторовича бесценна: наставления, советы, поддержка, одобрение, иногда защита. Он щедро делился со мной книгами из своей редкой и богатой библиотеки, время от времени одалживая мне их, а также подарил несколько монографий. Крупный ученый никогда не относился ко мне, юной аспирантке из далекой Якутии, со скепсисом. Я понимаю, дорасти до его величины мало кому удастся, но то, что он был моим научным руководителям, подарило мне уверенность в нашей профессии.

Демидов Дмитрий Григорьевич

Доктор филологических наук. До 2014 года – ЛГУ/ СПбГУ. С 2014 г. – факультет славистики Государственного университета Чжэнчжи (г. Тайбэй, Тайвань)

Под руководством проф. В.В. Колесова защитил дипломную работу (1980 г.) и кандидатскую диссертацию на тему «Из истории непредметных имен существительных с пространственным значением в русском языке» (1986 г.). Участвовал в работе многочисленных семинаров и в проекте «Язык Кирилла Туровского» под его руководством. При его незабываемых и определяющих существо проблем консультациях написал и в 2012 году защитил докторскую диссертацию, по которой издана книга «Связанные и свободные функции местоименных основ в истории русского языка» (СПб.: Филологич. ф-т СПбГУ, 2011). До 2014 года работал ассистентом и доцентом на кафедре русского языка ЛГУ/ СПбГУ под его руководством.

Основные сферы интересов: история русского языка, церковно-славянский язык, русская ментальность и философия языка, русское словообразование, время и обстоятельства сочинения «Слова о полку Игореве», сопоставление русского и китайского языков. На эти и некоторые другие темы опубликовано около 200 статей.

Друговейко-Должанская Светлана Викторовна

Старший преподаватель кафедры русского языка СПбГУ, старший научный сотрудник Института прикладной русистики РГПИ им. А. И. Герцена, член Орфографической комиссии РАН. Санкт-Петербург

Была студенткой Владимира Викторовича (1982-1988), под его руководством писала дипломную работу «Лингвостилистический анализ отрывка из “Слова на Фомину неделю” епископа Кирилла Туровского». Затем училась у него в аспирантуре (примерно 1993-1997).

С Владимиром Викторовичем связана вся моя «научная жизнь». По счастливой случайности («не было бы счастья, да несчастье помогло») мне не хватило одного балла, чтобы поступить на дневное отделение филфака, но с теми же оценками меня зачислили на вечернее и одновременно взяли на работу лаборантом кафедры русского языка. С этой поры я, поступавшая на филфак в твердой уверенности, что стану заниматься поэзией Серебряного века, попала под совершеннейшее научное (и не только) обаяние Владимира Викторовича и переключилась на лингвистические штудии. Неоценимым опытом было в этом смысле участие в попытке составления словаря Кирилла Туровского (редкий случай, когда в гуманитарной науке отрицательный результат дал многое — по крайней мере, лично мне многое объяснил).

Из «заветов» (разумеется, не прямо формулируемых) Владимира Викторовича для меня наиболее важны два. «Невозможно стать лингвистом без знания истории языка (хотя бы русского)». Эту заповедь я, смею полагать, усвоила неплохо. «Заниматься следует лишь тем, что по-настоящему важно». Тут, увы, — стараюсь, но не всегда получается.

Зеленин Александр Васильевич

Доктор филологических наук (filosofian tohtori), лектор кафедры «Русский язык, культура и переводоведение», факультет Информационных технологий и коммуникационных наук, Университет Тампере (Финляндия). Тампере

Я слушал лекции В.В. Колесова как студент, затем работал под его руководством как стажёр, а позднее – как аспирант.

В.В. Колесов оказал очень большое влияние на меня и как учёного, и как преподавателя университета, и как личность. Уже с первых лекций В.В. Колесова мне стало понятно, насколько это неординарный человек, тогда ещё не было в ходу популярное ныне слово «харизма», но именно это качество поразило тогда меня (и не только меня) и продолжает поражать по сей день. Свобода и глубина мысли, умение прозреть сущность в языковых фактах не просто их синхронную диспозицию, увлекательность изложения и в книгах, и в университетских лекциях навсегда остались и в моей памяти, и вошли в мой педагогический арсенал. И педагогическая методика, и манера построения лекции, и общение со студентами и учениками, коллегами, и доброжелательная эмпатия В. В. Колесова к собеседнику сильно повлияли на формирование моих профессиональных компетенций. Другой важный компонент, служащий базисом в моем научном мировоззрении – неустанно проводимая и подчёркиваемая В. В. Колесовым философско-методологическая ориентация на русскую философскую и филологическую мысль в лице её выдающихся представителей (А.Х. Востоков, К.С. Аксаков, А.А. Потебня, Л.В. Щерба, Б.А. Ларин) как основание последовательности и развития научной парадигмы. В.В. Колесов – учитель на всю мою жизнь.

Зиновьева Елена Иннокентьевна

Доктор филологических наук, профессор, СПбГУ. Санкт-Петербург

Училась у Владимира Викторовича Колесова в качестве студентки, аспирантки (слушала лекции и участвовала в работе аспирантского семинара), докторанта. Написала под его научным руководством докторскую диссертацию, которую защитила в 2001 году.

Я научилась у Владимира Викторовича критически мыслить и обобщать отдельные факты при анализе языкового материала.

Ильченко Ольга Сергеевна

Доктор филологических наук, доцент СПбГУ. Санкт-Петербург

В качестве кого я училась у В.В. Колесова: докторант кафедры русского языка Санкт-Петербургского государственного университета (2007–2011), научный консультант В.В. Колесов.

Тема докторской диссертации «Феномен одушевленности в антропоцентрических координатах», специальность 10.02.01 – Русский язык (защита в 2012 г.)

Чему я научилась у В.В. Колесова:

  • «мысль надо поймать, а не то улетит» – немедленной письменной фиксации результатов интеллектуальной деятельности (сразу записывать пришедшие в голову оригинальные мысли в любое время дня и ночи)
  • «ad fontes» – при возникновении вопросов не надеяться на память, а без промедления обратиться к первоисточнику

В чём проявляется моя связь с наследием В.В. Колесова: смотрели в одну сторону – единомышленники во взглядах на язык и методологию научного исследования (интерес к сущности явлений).

Кара Надежда Васильевна

Кандидат филологических наук, доцент, старший научный сотрудник Института культурного наследия (Центр этнологии, Отдел этнологии болгар), АНМ. Кишинев

Я стала аспиранткой Владимира Викторовича Колесова в ноябре 1980 года. В декабре 1983 года защитила диссертацию по теме «Язык и стиль Поучений Феодосия Печерского». Своей темы, которая бы оформилась за время работы на кафедре русского языка Кишиневского государственного университета, у меня не было. Я знала только, что хочу работать с древними славянскими текстами и использовать свои знания болгарского языка, интерес и любовь к старославянскому языку. Впервые я встретилась с В. В. на кафедре. Раньше я его видела всего один раз, когда Никита Александрович Мещерский, к которому я была приписана поначалу, познакомил меня с В.В. и сказал, что передает кафедру В.В. и, исходя из моих интересов, отдает меня в ученицы к нему. Выяснив мои интересы и возможности за несколько минут (разговор протекал на кафедре, во время перемены между парами), Владимир Викторович резюмировал: «Школы у вас нет, но при старании вы это восполните. Знания болгарского вам пригодятся. Будете выяснять, какой книжной школе следовал Феодосий Печерский в своих Поучениях – Преславской или Охридской (западно- или восточноболгарской)». На этом мы расстались почти на месяц или больше. Когда получилось дальше бывать на аспирантских собраниях, обсуждениях диссертаций, заседаниях кафедры, я постепенно узнавала Владимира Викторовича – профессора, руководителя кафедры, своего руководителя, которого мне послал Бог, и человека.

Каждый раз я поражалась мощной энергии, которая просто пронизывала пространство и людей, которые оказывались рядом с ним. Мне казалось, что В.В. видит меня насквозь. Да, наверное, это так и было. Но главное, что он видел меня не только как на что-то способную или неспособную аспирантку. Даже если не такую способную, которую хотел бы видеть каждый руководитель, он все равно никогда не лишал меня веры в то, что у меня получается продвигаться в своей работе. И это мне помогало. Удивительно было, что, при всей его занятости и загруженности, невероятном для меня масштабе, Владимир Викторович вдруг оказывался в курсе моих бытовых, житейских и человеческих проблем. Он был простым и доступным, и очень понимающим – это меня еще больше поражало и было невероятным в моей жизни. Я была без родителей и без родных, и фактически без дома в Кишиневе. Деньги на жизнь – только аспирантская стипендия. Нас отправляют перебирать картошку на овощную базу. В.В. подходит и спрашивает, есть ли у меня резиновые сапоги. Конечно, нет. Дает мне 15 рублей и говорит, что верну, когда у меня будет доцентская зарплата. Такую заботу в жизни я мало от кого видела и, конечно, расплакалась. Трогала душу большая человечность В.В., внимание и чуткость, с которой он относился к людям, как говорят, другого ранга и масштаба. Тепло, стремление тут же помочь, при том, что видно было, что он сам нуждается в лечении и отдыхе.  И при этом В.В. бывал язвительным, резким в разговоре, оценках. Но все это в такой форме, что дух захватывало от глубины его иронии, которая была целительным лекарством для объекта, если человек это понимал.

Долгие годы, фактически до последнего его Дня рождения, я была в переписке с Владимиром Викторовичем. Он заботился о том, чтобы, как он написал мне сразу после моего отъезда из аспирантуры, я не выпала из поля профессии и не снизила уровень. Владимир Викторович присылал мне все свои книги, делая приписку, что это единственный экземпляр в Молдове.

Как специалист я сформировалась, конечно, в поле В.В. Он научил меня рассматривать языковые явления в контексте пространства и времени. Я благодарна Владимиру Викторовичу и за то, что в самые трудные времена (90-годы, когда русисты в Молдове лишались работы) он мне помог через Ольгу Сергеевну найти работу. Сказать, что В.В. в моей жизни – учитель, этого мало. Для меня он был и остается тем человеком, рядом с которым пересматриваешь и свои человеческие качества. Всегда испытываешь чувство ответственности за то, чтобы быть им принятой. Меня как человека, личность формировали близкие, друзья, мой учитель Владимир Викторович, а потом – мой муж. Все эти Богом мне данные люди стали частью меня и, надеюсь, моих детей. Фотография Владимира Викторовича всегда у нас перед глазами, мои сыновья с детства знают о нем.

Каретникова Любовь Германовна

Племянница. Санкт-Петербург

С Владимиром Викторовичем я знакома больше как с Володей – с предводителем всех ягодно-грибных походов. Мы, дети, жили на одной даче, и в ягодный сезон ходили в леса чуть ли не каждый день, и довольно далеко – километров 15.

Володя любил эти леса, луга и спрятанные в них озера страстно. Он был нашим Главным. Ходить привычным путем – это было не его. Обычно, когда мы уже еле держались на ногах, спина болела, корзины тянули вниз, он предлагал нам пойти «коротким» путем. Это неизменно означало приключение, движение по пересеченной местности через бурелом с возможным выходом в не нанесенную на карту местность. Мы, дети, конечно, безропотно принимали предложение, поскольку возражать предводителю было немыслимо (мы Володю очень уважали!)

Помню, мы шли через какое-то бесконечное болото, прыгая с кочки на кочку, переваливаясь через упавшие деревья и ориентируясь лишь на Володино «ау». Оно вдохновляло нас, манило, нам казалось, что он аукается из светлого сухого будущего, которое для нас никак не наступало. Лишь когда мы выбрались из болота, я поняла, что ему было трудно не меньше, чем нам, он преодолевал те же топи, но звал нас бодро, вселяя надежду. В трудные времена я вспоминаю его «ау», которое не позволяло нам унывать.

Лес никогда не подводил нас, и мы всегда возвращались оттуда с тяжелыми корзинами, искусанные назойливыми слепнями, распаренные от жары. И вот, когда идти было уже невмоготу, Володя начинал свои «рассказы». Так рассказывать в нашей семье умел только он. Мы умирали от смеха, корчились, стонали. Усталость обычно как рукой снимало.

Володя и праздность были несовместимы. Он вставал рано, а дальше жизнь катилась по колее в довольно жестком режиме: то он за печатной машинкой, то в саду на коленях (как он любил землю!!!), то с книгой. Даже идя в поход, он то и дело что-то записывал в замусоленный блокнотик огрызком карандаша – они всегда были при нем. Мыслительная деятельность была без выходных. И всё, что он делал, он делал увлеченно, с аппетитом. Не припомню, чтобы он жаловался, ворчал.

Я бы сказала, что нет более ценных качеств для жизни, чем трудолюбие и выносливость. И это мы, дети, впитывали не через поучения, а через личность.

Колесова Дарья Владимировна

Кандидат филологических наук, доцент СПбГУ. Санкт-Петербург

Перечень того, чему меня научил В.В. Колесов, может быть длинным. Важно, что он редко учил, читая нотации или формулируя наставления. В основном он учил своим примером. Обозначу некоторые, мне кажется, важные уроки.

  • Нужно в каждом видеть человека – в ленивом аспиранте, в циничном бюрократе, в хамоватом кондукторе, в несправедливом по отношению к тебе коллеге, в усталой кассирше в супермаркете… В первую очередь – это человек. Иногда такое отношение приводит к большому разочарованию, иногда – к физическому насилию, но это неважно. Если с людьми становится трудно, всегда можно уйти к книгам и своей работе.
  • Читать нужно с карандашом в руках. Неважно, что ты читаешь – роман, монографию, газету или письмо из Пенсионного фонда. Режим поиска выразительных слов, конструкций, идей, – этот режим должен быть включен постоянно. А это значит, что всегда есть некоторое количество гипотез и концепций, которые сейчас обдумываются. В университете есть каникулы, но у человека мыслящего нет отпуска.
  • Чередование интеллектуальной деятельности и физического труда (именно труда!) – благотворно. Сад, огород – это то, что способно подарить радость, ты соучаствуешь в появлении здесь и сейчас красоты или пользы. Здесь действительно работает принцип «Что посеешь, то и пожнешь».
  • Блестящий полет мысли, захватывающее слушателей действо речи, искрометная импровизация – результат длительной работы с источниками и кропотливого анализа фактов. После вдохновенной лекции и проникновенного выступления наступает время изнеможения и опустошения, этого не надо пугаться, оно проходит.
  • Наконец, очень важный урок, преподанный нам всем в течение глубочайших болезней, которые перенес В.В. Колесов. Мысль побеждает физическую немощь. Человек, привыкший к постоянному движению мысли, опровергает причинно-следственные связи, описанные в медицинских учебниках. Перенеся несколько инсультов, можно написать глубокую, оригинальную и – как всегда – новаторскую монографию. И еще одну, в другой области знания. И еще одну, чтобы объяснить наконец, о чем он написал раньше… Поймем ли мы?

Быть Колесовой – трудно. Спасибо тебе, папа, за горизонты, которые ты открыл, и за грибы – ягоды-цветы-пахучие травы, которые научил ценить.

Колесова Наталия Владимировна

Факультет иностранных языков СПбГУ, переводчик, член Союза Писателей Санкт-Петербурга. Санкт-Петербург

Папа – самое первое и самое яркое впечатление моей жизни, вспышка, комета, освещавшая ее; она и сейчас сияет где-то там, в высоте, не позволяя мне опустить планку, непроизвольно им поставленную: именно непроизвольно, потому что отец никогда нас специально ничему не учил, он просто был точкой отсчета, недостижимым образцом.

Думаю, любовь к филологии, к слову, а также дар преподавания, способность доходчиво объяснить трудности любимого предмета, радость от своего умения разбудить в студентах интерес к нему – вот что я, несомненно, унаследовала от отца. А еще – чувство юмора, оптимизм, доброжелательность к людям, умение их поддержать и вселить уверенность в своих силах.

Быть дочерью такого неординарного человека – большая радость, но и ответственность.

Кривоносов Алексей Дмитриевич

Доктор филологических наук, профессор, почетный работник высшего профессионального образования. Заведующий кафедрой коммуникационных технологий и связей с общественностью Санкт-Петербургского государственного экономического университета, представитель Европейского института PR в Петербурге. Санкт-Петербург

Окончил филологический факультет Ленинградского госуниверситета в 1983 году по специальности «Русский язык как иностранный». Под руководством В.В. Колесова писал курсовую и дипломную работу по проблемам истории именного ударения, обучался в аспирантуре кафедры русского языка.

В 1988 году под руководством проф. В.В. Колесова защитил диссертацию на соискание кандидата филологических наук на тему «Именное ударение в древнерусской рукописи XVII века».

В 1985 – 1996 г. – ассистент, ст. преподаватель, доцент кафедры русского языка. В 1990-1996 гг. заведовал Подготовительным отделением ЛГУ. В 1996-2010 гг. – на факультете журналистики: доцент кафедры теории речевой деятельности и языка массовой коммуникации, а затем доцент, профессор, зав. кафедрой общественных связей и рекламы.

В 2002 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора филологических наук по специальности «Журналистика» – «PR-текст как инструмент публичных коммуникаций», тем самым заложив базу отечественных исследований PR-текстов.

В 2003 г. – победитель главных российских конкурсов в области развития связей с общественностью “PRоба” и “Серебряный Лучник” в номинации «Лучшая работа по теории PR»

С 2010 г. – заведующий кафедрой коммуникационных технологий и связей с общественностью Санкт-Петербургского государственного экономического университета, представитель Европейского института PR в Петербурге.

Автор 250 публикаций по проблемам истории русского именного ударения, русского языка как иностранного, современным публичным коммуникациям, связям с общественностью и методики их преподавания

В.В. Колесов для меня не только истинный университетский Учитель и Педагог. Он привил любовь к основному предмету филологического исследования – тексту и воспитал, надеюсь, главные качества университетского профессора – честность, бескомпромиссность, трудолюбие, преданность учителям и уважение к ученикам.

Лекарева (Пименова) Ирина Николаевна

Кандидат филологических наук, доцент Кубанского государственного университета (г. Краснодар), Почетный работник сферы образования РФ, Почетный доцент КубГУ. В настоящее время профессор Национального университета Кёнбук, Республика Корея

Студенткой и аспиранткой слушала лекции профессора В.В. Колесова, общалась с ним на заседаниях кафедры, на защитах диссертаций.

Владимир Викторович Колесов для меня всегда был и будет дорогим Учителем, настоящим Ученым и Русским Человеком с невероятной внутренней свободой, добротой, веселостью.

В нем не было ни капли мелочности, занудства или высокомерия.

Он не подходил ни под какие стандарты и обладал мгновенной творческой реакцией.

Он ученый от Бога и глубоко верующий человек.

Серьезная наука была для Владимира Викторовича сродни поэзии, потому что в ней он находил и вдохновение, и жизнь, и слезы, и любовь.

Если очень коротко сказать, чему я смогла поучиться и научиться у Владимира Викторовича, – видеть мир целостным, взаимосвязанным, мудрым и прекрасным.

Логунова Наталия Васильевна

Кандидат филологических наук, доцент. Пермский государственный национальный исследовательский университет. Соликамск

С 1981 по 1984 год я была сначала стажером, а потом аспирантом при кафедре русского языка ЛГУ. Моим научным руководителем был профессор Никита Александрович Мещерский. Владимир Викторович заведовал кафедрой и вел аспирантский семинар, в котором объединил всех, кто писал диссертацию по истории языка или по диалектологии. Аспирантов тогда на кафедре было немало – только нас, «историков», насчитывалось до 10 человек.

Когда теперь я вспоминаю аспирантские годы, я понимаю, что их наполненность событиями – это во многом заслуга Владимира Викторовича. Мы слушали все его лекции и спецкурсы. Мы шли за ним и вместе с ним то в Пушкинский дом на лекцию Д.С. Лихачева, то на выступление В.Г. Руделева на кафедре, то на диспуты с В.М. Мокиенко об истории фразеологизмов, то на обсуждение докторских диссертаций, то на секцию по истории языка, которой Владимир Викторович руководил на ежегодных мартовских конференциях. Сколько всего было за годы нашего аспирантства, что расширяло наш научный кругозор, формировало как специалистов, закладывало в нас основы профессиональной этики.

Отношение Владимира Викторовича к науке, к профессии, к людям, – в частности к нам, его «семинаристам», – воодушевляло нас и, думаю, корректировало каждому его систему ценностей. При всей административной занятости и напряженности научной работы, Владимир Викторович был рядом с нами в разных ситуациях, притом не всегда связанных с наукой. Например, когда всех аспирантов отправили на овощебазу, он поехал с нами и перебирал там картошку. Однажды мы робко пригласили его в наше петергофское аспирантское общежитие прочитать популярную лекцию, а он сразу же согласился, и, как всегда, выступление его было блестящим. Он даже ходил с нами в «Кинематограф» (!), и мы смотрели какой-то старый классический французский фильм. Это общение с Владимиром Викторовичем вне кафедрально-семинарских рамок еще больше привязывало нас к нему, потому что к нашему почитанию его как ученого добавлялось восхищение им как человеком – острословным, творческим, мудрым, который  при всем этом никогда не отгораживался от нас «академическим барьером».

А сколько колесовских крылатых фраз родилось в нашем присутствии! Как-то на защите дипломных работ студент всё время произносил «мы´шление» с устаревшим ударением. Владимир Викторович начал свою рецензию на его работу со слов: «Мы´шление так же относится к мышлéнию, как мóзги к мозгáм». Это была и ситуативно обусловленная острота, и в то же время иллюстрация к процессам исторической акцентологии. Его шутки бывали язвительными, но только, мне кажется, не по отношению к нам. Однажды, после летних каникул, Владимир Викторович посмотрел на одну из нас – тоненькую невысокую девушку – и воскликнул: «Зиночка! Вас стало совсем мало!»  Истолковать это можно было по-разному: и как изящный комплимент, и как отеческую заботу.

Пишу эти строчки и понимаю: какое же это было счастливое и творчески насыщенное время! Какая удача выпала всем нам, тогдашним аспирантам, воспитанникам замечательной кафедры – кафедры русского языка!  То, что заложили в нас эти выдающиеся ученые и замечательные люди, составило основу нашей профессиональной и человеческой жизни.

Почти сорок лет я вела все исторические дисциплины на филологическом факультете – сначала почти 20 лет в Казахстане, в Павлодарском пединституте, а с 1996 года на Урале, в Соликамском пединституте. Последние 15 лет мы с коллегой, Ларисой Львовной Мазитовой (у которой, кстати, Владимир Викторович был первым оппонентом по диссертации, выполненной под руководством Н.Д. Русинова), издаем документы и частные письма из архивов местных музеев. Так что дух Петербургской филологической школы сопровождает нас во всех локусах и временах…

Мызникова Янина Валерьевна

К.ф.н., доцент кафедры русского языка СПбГУ, в настоящее время и.о. зав. кафедрой русского языка. Санкт-Петербург

Владимир Викторович был моим учителем, научным руководителем, наставником в аспирантуре на кафедре русского языка СПбГУ. Мне, конечно, очень повезло: Владимир Викторович, с одной стороны, давал максимальную свободу действий в исследовательской работе, с другой стороны, очень точно и мудро направлял в нужную сторону все мои усилия. Я занималась вопросами русско-прибалтийско-финских языковых контактов, их отражением в севернорусских говорах. Почему-то меня в то время даже не особо удивил тот факт, что Владимир Викторович прекрасно знал, что и где мне нужно почитать по моей специфической теме, в каком направлении лучше «покопать». Но вот к чему Владимир Викторович однозначно привил непреходящий интерес и любовь – это к истории русского языка в тесной связи с диалектологией, а если взять шире – в связи с историей и культурой народа. Интерес к междисциплинарным аспектам – это как раз то, чему хотелось учиться у Владимира Викторовича, в чём я чувствую «ментальную» связь с его идеями и сейчас.

Николаев Геннадий Алексеевич

Доктор филологических наук, профессор Казанского государственного университета. Казань

Я, как и все другие казанские историки русского языка, отношусь к ученикам В.М. Маркова и являюсь представителем его историко-лингвистической школы. В рамках этой школы я занимался историческим словообразованием, и Владимир Викторович одобрял мои штудии. Мы договорились с ним заключить договор о научном сотрудничестве кафедры русского языка ЛГУ и кафедры истории русского языка КГУ. Договор был заключен в 1980 году. Он много дал казанским историкам языка. Были защищены в совете ЛГУ две докторские диссертации (Э.А. Балалыкиной и Г.А. Николаева) и несколько кандидатских. Ленинградские лингвисты часто приезжали в Казань на научные конференции, а казанские – в ЛГУ. Публиковались статьи в научных сборниках ЛГУ и КГУ. Договор просуществовал десять лет, до событий, связанных с распадом СССР. Проблемы исторического словообразования вывели меня на проблемы исторической семасиологии и исторической стилистики. А также на проблемы древнерусского литературного языка. Новое решение последних я нашел в работах В.В. Колесова: проблемы строения древнерусского текста, его формульное строение, синтагма как основная единица древнерусского текста и, наконец, семантический синкретизм. Я и мои ученики приняли это учение В.В. Колесова и опирались на него при решении определенных вопросов русского исторического словообразования.

Парахонько Людмила Вячеславовна

Магистр филологии, аспирант, ассистент кафедры славистики Бельцкого государственного университета имени Алеку Руссо (Молдова)

В 2015 году я поступила в магистратуру СПбГУ. И мне, как студентке кафедры русского языка, посчастливилось пройти авторский курс В.В. Колесова. Получив базовые и необходимые знания о концепте, я научилась смотреть в глубь слова, а также изучать, исследовать его как объект чистой (формализованной) логики. Это помогло мне как преподавателю кафедры славистики достичь систематизации в определённых фактах языка и тем самым упорядочить сведения о жизни слова в разных языковых системах.

Пименова Марина Васильевна

Доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русского языка Владимирского государственного университета имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых, почётный работник высшего профессионального образования. Владимир

Под научным руководством В.В. Колесова защитила кандидатскую (1987 г. – «Семантика цветообозначений по памятникам древнерусской литературы (на материале травников, лечебников, иконописных подлинников)») и докторскую диссертации (2000 г. – «Эстетическая оценка в древнерусском тексте»).

302 публикации, 6 защищённых аспирантов (М.В. Артамонова – «Парные именования в древнерусском тексте», И.А. Антипова – «Способы толкования символа в древнерусском тексте», К.М. Богрова – «Устойчивые сравнения в древнерусском тексте: семантика и структура», Е.Ю. Рыкин – «Сочетания с творительным ограничения как средство выражения оценки в древнерусском тексте», Н.В. Пилипенко – «Дескриптивный словесный ряд как способ организации описания в древнерусском тексте», У Ляньлянь – «Парные именования в современном русском языке»).

«Я училась у Владимира Викторовича Колесова» – этой фразы достаточно, чтобы на тебя стали смотреть с уважением (это как стопроцентный знак качества).

Владимир Викторович принял меня в аспирантуру, что называется, «с улицы», после провинциального пед. института. В моей студенческой работе, которую я привезла в качестве вступительного реферата в аспирантуру, была фраза типа «профессор Колесов в книге “История русского языка в рассказах” неправильно подсчитывает количество обозначений цвета в “Слове о полку Игореве”, а я делаю это правильно…». Когда я это писала, мне и в голову не могло прийти, что профессор Колесов – это не мифическая фигура, а живой человек, и что через несколько лет я встречусь с ним лично… Только значительно позже я смогла оценить великодушие и доброжелательность Владимира Викторовича, который, дойдя до моего наглого пассажа насчёт его якобы ошибки, хмыкнул, взъерошил характерным для него жестом волосы и сказал: «Будем работать!».

При поступлении в докторантуру Владимир Викторович подписал мне характеристику, что якобы у меня сделано уже 75% работы – хотя докторской диссертации на тот момент не было. Дело в том, что кафедра РКИ в г. Владимире была на грани расформирования, поэтому у меня был выбор между докторантурой и «улицей». Владимир Викторович в очередной раз помог, «закрыл» собой, своим авторитетом.

Владимир Викторович никогда не поучал, не читал нотаций, он учил и ненавязчиво воспитывал собственным примером: неустанным трудом («Надо работать!», «Работа не бывает бесполезной!» «Отрицательный результат – тоже результат!»), уважительным отношением к каждому студенту и аспиранту (обращение «Коллеги!» подтягивало и воодушевляло), исключительной пунктуальностью (на моей памяти он ни разу не опоздал на занятие), постоянной элегантностью и подтянутостью. При подготовке первой статьи (я принесла работу, которая мне, честно говоря, самой не нравилась) Владимир Викторович сообщил простой и ёмкий критерий оценивания качества научной работы: «Главное, чтобы работа самому нравилась, тогда, возможно, она понравится научному руководителю – а это уже два человека! А если самому не нравится, тогда не о чем и говорить …». Владимир Викторович ещё добавил, что при работе над статьёй/диссертацией нужно абсолютно всё записывать (так как всё забывается!), все идеи – пусть даже на первый взгляд и бредовые, потом нужно всё это записать связным текстом и положить в стол («дать вылежаться»), затем достать и вычеркнуть всё лишнее – только так может получиться добротная работа.

Без Владимира Викторовича я бы не состоялась как профессионал, как доктор наук и профессор, да и, вероятно, как личность.

Попов Михаил Борисович

Доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка СПбГУ. Санкт-Петербург

В 1974–1979 гг. учился на филологическом ф-те ЛГУ и слушал все общие и специальные курсы, которые читал проф. В.В. Колесов. На 2-м курсе В.В. Колесов дал мне тему просеминарской работы – «Редуцированные гласные в Изборнике 1076 г.», что и определило мои научные интересы на далекую перспективу. Под его руководством я писал и следующие курсовые, а также защищал дипломную работу.

В 1979–1982 гг. я учился в аспирантуре при кафедре русского языка ЛГУ, где под руководством В.В. Колесова писал, а в 1982 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему «Морфонологический этап падения редуцированных гласных в древнерусском языке (на материале рукописей XIV–XV веков)». В том же году начал работать на кафедре русского языка, которой заведовал В.В. Колесов.

Хотя в докторантуре я не учился и поэтому во время работы над докторской диссертацией В.В. Колесов формально не был моим научным руководителем, регулярные беседы, а иногда и споры с ним на научные и околонаучные темы, его мудрые и доброжелательные советы всегда были для меня исключительно важны. Его внимание к моей работе было для меня тем более приятным, что тема диссертации – «Фонологические проблемы русского языка (синхронический и диахронический аспекты)» – в те годы уже совсем не находилась в центре его основных научных интересов, которые к этому времени уже давно переместились в сферу изучения русской ментальности.

В 2005 г. В.В. Колесов, который тогда еще заведовал кафедрой, предложил мне стать его заместителем, коим я и оставался до его ухода с заведования в 2007 г.

Рогожникова Татьяна Павловна

Доктор филологических наук, профессор Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского, Почетный работник сферы образования РФ. Омск

У Владимирова Викторовича училась в качестве аспиранта (1985-1988 гг.) и докторанта (2000-2003). Под руководством В.В. Колесова защищены диссертации: «”Житие Стефана Пермского” Епифания Премудрого: лингвостилистический анализ» (ЛГУ, 1988), «Язык житийных текстов конца XV- середины XVI вв. (на материале “макариевского цикла”)» (СПбГУ, 2004).

Владимир Викторович учил вычленять в языке и речи только существенные для изучения языковые факты, в исследовании – идти «от материала» (не от головной идеи). Стараюсь и своим студентам, аспирантам привить этот принцип научной работы, а также историзм, как его понимал и применял мой научный руководитель. Следую алгоритму концептуального анализа, изложенного в обобщающих работах Владимира Викторовича. При этом для меня остается недостижимым идеалом его погружение в мир древнего слова и текста, дающее право на моделирование ментальности отдаленных эпох. Но главное – такой идеал исследователя и исследования у меня есть.

Садова Татьяна Семеновна

Доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка СПбГУ. Санкт-Петербург

Владимир Викторович не был руководителем моих диссертационных работ, однако его научное влияние на нас, аспирантов и докторантов 80-90-х гг., было настолько велико и ощутимо, что каждый из защищавшихся в диссертационном совете, где он председательствовал, каждый, кто участвовал в работе аспирантских семинаров, которыми он руководил, каждый, кто слушал его лекции и посещал спецкурсы, это влияние безусловно испытывал. В моей профессиональной жизни – педагогической и научной – мысли и идеи Владимира Викторовича сыграли огромную роль: философский взгляд на язык, лингвистическое учение о «смысле, не обретшем формы» (концептуме), исследование языка с точки зрения воплощенной в нем народной ментальности – наследный научный  дар, оставленный им для своих последователей, к коим я причисляю и себя. Мы работали с Владимиром Викторовичем над учебным планом и были соруководителями образовательной программы магистратуры «Ментальная лингвистика», мне выпала честь читать задуманный им учебный курс «Русская ментальность в языке и тексте» в нынешней магистратуре «Русский язык», не единожды он приглашал меня выступить в качестве рецензента его книг. И каждое соприкосновение с его научным и педагогическим творчеством – большая школа.

Сирота Елена Владимировна

Доцент кафедры славистики, кандидат филологических наук Бельцкого государственного университета имени Алеку Руссо (Молдова)

Работы В.В. Колесова поразили меня как исследователя философским взглядом на язык, изучением языка как репрезентации ментальности этноса, опорой на выдающиеся труды русских филологов, разработкой новой теории о концепте и концептуме.

В своей научной деятельности я пыталась воплощать идеи известного ученого в научных статьях по лингвокультурологии, языковой картине мира, ментальности русского этноса, отражению русской ментальности в словесном знаке.

Идеи В.В. Колесова сыграли важную роль и в моей преподавательской деятельности: в читаемых курсах я опиралась на такие известные учебные пособия, как: «Русская диалектология», «Историческая грамматика русского языка», «Историческая фонетика русского языка», «Основы концептологии».

Теркулов Вячеслав Исаевич

Доктор филологических наук, профессор, обладатель Медали МАПРЯЛ им. А.С. Пушкина, заведующий кафедрой русского языка Донецкого национального университета. Донецк

Мы с Владимиром Викторовичем выпустили одну совместную монографию (Колесов В.В., Пименова М.В., Теркулов В.И. Гедонизм как явление русской лингвокультуры (на примере концепта удовольствие): коллективная монография. – Киев: Издательский Дом Д. Бураго, 2012. – 208 с.). Владимир Викторович был тем человеком, который подарил мне надежду на то, что я делаю что-то, скажем так, на допустимом для учёного уровне: он написал (по собственной инициативе – мы тогда еще не были лично знакомы, и это тоже важно для меня) рецензию на мою монографию – положительную. Потом мы встречались и обсуждали какие-то проблемы и нюансы моей работы. Сами понимаете, для человека, который впервые увиделся с Владимиром Викторовичем в далёком 1985 году (я тогда был студентом и приехал на олимпиаду по русскому языку в Питер), это было каким-то запредельным космосом: со мной что-то обсуждал великий человек…

У него научился не бояться быть дерзким и решительным, например. Верить в лингвальность нашего мира. Искать нетривиальные решения. Ну и главное: работать…

Трофимова Ольга Викторовна

Доктор филологических наук, профессор Тюменского государственного университета. Тюмень

Все квалификационные работы (дипломная и обе диссертации) я защитила на родной кафедре в ЛГУ – СПбГУ, руководимой В.В. Колесовым. Была студентом-целевиком, и первый же экзамен разницы в учебных планах на повторном третьем курсе сдавала Владимиру Викторовичу, в уголочке кафедры у окна, где стоял его стол. Получив пятерку по диалектологии, ответила и ещё на один вопрос: «А кто в Тюмени вас учил?». И была потрясена, что работы моего преподавателя из сибирской провинции, М.А. Романовой, хорошо известны столичному ученому…

Два вывода из того экзамена: нет провинциальной науки, есть наука.

А в науке важна личность ученого и его ответственность. Так, мне кажется, жил сам Владимир Викторович, которого мы, аспиранты, часто видели в любимой Публичке…

К книгам Колесова невозможно не обращаться. И работая со студентами, и осмысливая архивные рукописи, и публикуя результаты наблюдений над региональными (не провинциальными!) скорописными текстами.

Харитонов Александр Анатольевич

Кандидат филологических наук. СПбГУ (1983-1988), ИРЛИ (1990-1997), ХМЛ (1993-поныне). Муж дочери, отец внуков. Санкт-Петербург

Так сложилось, что первой и единственной научной работой, написанной мною под руководством и в благословенном соавторстве с профессором В.В. Колесовым, стал Словарь Русской Ментальности. Труд этот занял четверть века и вырос из приложенных на разных стадиях пути усилий более чем дюжины коллег. До конца пути мы дошли втроём, связанные вместе не только цепями принятого на себя обета, но и семейными узами. Сдаётся, нонече научные проекты так не выстругиваются, не то что давеча. Подобные временные горизонты (исчисляемые в весомых долях века – века истории и чело-века) и формы организации труда (родовая артель) более свойственны древним эпохам отечественной культуры, которые всегда притягивали Владимира Викторовича.

А ведь в начале ничто не предвещало: наше научное/жениховское знакомство было густо замешано на ехидной колесовской иронии, направленной не столько на меня, сколько на моё литературоведение – легкомысленную и едва-научную из двух сестёр-филологинь – и на моё тогдашнее академическое пристанище (Колесов небезосновательно не доверял опыту кабинетных учёных, избавленных от эвристических вибраций университетской аудитории и живой передачи научных истин студентам). В конце концов мы сошлись – на многих общих антипатиях («перестройка» давала достаточно поводов для идиосинкразии) и немногих общих пристрастиях (красные грибы, красное вино, прекрасная девушка Даша).

Так между деревенской печкой, прогулкой по бору-беломошнику и летучей застольной беседой и совершалось моё последипломное филологическое образование. Словарь русской ментальности придал ему структуру, регулярность и целенаправленность, а 25-летний срок рекрутской повинности оказался не таким и большим в сравнении с пожизненностью семейных обязательств.

Что же остаётся в вещмешке подмастерья, вышедшего ныне из колесовской словорубной мастерской?

  • Освобождение от свойственного всякому филологу очарования бренной формой в пользу смысла, который один вечен.
  • Бескомпромиссный историзм, нюх на мертвечину статичных интеллектуальных конструктов.
  • Привычка говорить с авторитетами на равных и не тушеваться перед властителями дум.
  • Деятельная вера во «власть земли», связь со своей почвой, большой и малой, которая не обманет и не оставит (без соков, сочности и щей).
  • Сосредоточенность на своём призвании («ни дня без строчки»).
  • Готовность к экзистенциальному одиночеству («ты царь, живи один»).

P.S. Было бы самообольщением скрывать, что все остальные мои занятия ВВК про себя, очевидно, считал блажью и уступкой суете, а вслух высказывался в том смысле, что лучше было бы мне не оставлять филологического призвания… Да ведь как его оставишь?

Жун Яо

Кандидат филологических наук. Санкт-Петербург

В 2016 году я поступила в аспирантуру СПбГУ и стала учеником Владимира Викторовича. Написала под его научным руководством кандидатскую диссертацию на тему «Концепты Скука, Тоска, Грусть, Печаль в русском языковом сознании (на фоне китайских концептов негативных эмоций)», которую защитила в 2021 году.

Иметь шанс работать с Владимиром Викторовичем — большое счастье для меня. Находясь в отрыве от своей страны, я всегда испытывала теплоту и заботу при общении с Владимиром Викторовичем. Он для меня не только научный руководитель, но и моральный наставник. Чему я научилась у Владимира Викторовича — трудолюбие, ответственность по отношению к работе, уважение и любовь к нашему миру.

Монография Владимира Викторовича «Язык и ментальность» очень важна для меня, эта монография —единственная в данное время, имеющая китайский перевод [пер. Ян Минтянь, 2006] среди всех работ Владимира Викторовича. Будучи учеником Владимира Викторовича, я вижу свою обязанность познакомить китайских русистов с методологией исследования концептов Владимира Викторовича.

Translate »